Лео Холлис: «Я не думаю, что Лондон создан для счастья»

Лео Холлис: «Я не думаю, что Лондон создан для счастья»

Автор книги «Города вам на пользу» объясняет, почему Лондон следует считать новым городом, и откуда исходит главная опасность для мегаполисов.

Главный вопрос относительно городов в данный момент – для кого они предназначены. Как мы видим по таким городам, как Лондон, Нью-Йорк и даже Москва, когда вы задаете вопрос, для кого они существуют, ответ будет – «для очень богатых людей». Из строят для совсем небольшой прослойки общества. И для меня это ключевая проблема в данный момент, потому что я считаю, что это очень опасное направление. Если, конечно, мы задаемся вопросом о том, куда двигаются наши города.

Cities are good for you

Обложка американского издания книги Лео Холлиса «Города вам на пользу».

Тут дело в том, кому принадлежит собственность. Другой важный вопрос – кто физически может участвовать в городской жизни, быть горожанином в полном смысле слова. В истории были похожие кризисные моменты. Однако в прошлом нет реальных, настоящий прецедентов того, что сейчас происходит, и у нас нет дорожной карты, которая говорила бы, как нам правильно действовать в будущем. Я думаю, если мы будем задавать себе этот вопрос, «для кого построены города?», и оглядываться на происходящее вокруг, мы поймем, как были созданы некоторые города, и как формируются современные города прямо сейчас, на наших глазах. Мы увидим, что положение становится все более экстремальным, разрыв между одним процентом самых богатых людей и всеми остальными постоянно увеличивается.

«Есть города, которые устроены гораздо более справедливо, более честно, если хотите. Может быть, и Петербург тоже к ним относится»

Некоторые города отличаются от модели, которую я описал, и это только доказывает, что она не неизбежна, что так не должно быть непременно. Неравенство в городах не обязательно, они не должны иметь такой невероятный разрыв между бедными и богатыми. Есть города, которые устроены гораздо более справедливо, более честно, если хотите. Может быть, и Петербург тоже к ним относится.

Лондон и Нью-Йорк успешны с экономической точки зрения. Но в этом ли состоит функция города? Если задаваться все тем же вопросом о принадлежности городов. Для того ли они нужны, чтобы богатые становились еще богаче.

Могут ли люди выбирать городами – это ещё большой вопрос. Если есть свободы передвижений между городами, то я только за. Однако если человек беден, или плохо образован, или оказался в трудной жизненной ситуации, то он едва ли сможет ей воспользоваться вот так вот с легкостью.

London

Лондон, Великобритания

Я верю в социальный урбанизм, который очень сильно связан с образованием, но не только в смысле изучения математики и французского языка. Это связано с обучением тому, как быть горожанином, гражданином, социальным животным. Города так уникально устроены, чтобы быть идеальными местами для получения такого рода знаний. Я думаю, они идут рука об руку с чувством социальной справедливости, и что проявляется это в определенных городских пространствах. Я страстный защитник общественных пространств в городе и правильного использования этих общественных пространств. Как раз они в городах вроде Лондона находятся под угрозой, где они все больше принадлежат частным компаниям, или просто частично закрыты по другим причинам, или слишком рьяно охраняются полицией. И как результат это уже не те места, где люди могут собираться вместе и ощущать гражданскую общность друг с другом.

То, как сочетается физическое, пространственное планирование, и градус дозволенного в городе – это вообще очень интересно. Вот эта комбинация физического плана с политическим и социальным. По идее все три должны совпадать в социальном урбанизме.

«Я бы хотел видеть стремление к переоценке экстремальных форм капитализма. Направление, в котором мы движемся, опасно»

Новые формы работы, новые формы городской жизни будут требовать нового политического дискурса. Я не думаю, что в данный момент мы все ещё можем вернуться к старым формам социализма, коммунизма или того, что называется неолиберализмом. Я бы хотел видеть стремление к переоценке экстремальных форм капитализма. Направление, в котором мы движемся, опасно.

Лондон, действительно, на протяжении многих веков был главным городом мира, но мне не кажется, что это непрерывная история. За последние тридцать или сорок лет Лондону пришлось заново изобрести себя, чтобы все ещё котироваться в XXI веке. Когда я рос, знаете, Лондон был в упадке, потому что он был столицей Империи, которая больше не существовала. И Лондон, как и вся Великобритания, искал свое новое место в этом мире. Лондон, в отличие от Великобритании, трансформировался. Он занял место среди глобальных городов вроде Нью-Йорка и Шанхая. Основа его нового успеха состоит в основном в том, что он стал финансовым центром. И еще его способности привлекать в город очень богатых людей – то есть в глобальном масштабе богатых – которые появились благодаря налоговой политике. В Лондон едут миллиардеры из России, Индии и других частей света, которые получают возможность жить в Лондоне и не платить слишком много налогов. Лондон принял решение, если угодно, стать частью сети глобальных городов, и теперь это влияет на рынок недвижимости, полностью трансформирует городской пейзаж. Так что Лондон, который мы видим сейчас, который по-прежнему входит в пятерку самых важных городов мира, это все-таки воссоздание, пусть и на очень мощной исторической основе, но все же это совсем новый город.

Я не думаю, что Лондон счастливый город. Да я и не думаю, что он для этого создан. Сюда приезжают за другими вещами.